Наша любимая женщина помирилась со своим мужчиной и уехала к нему на пару дней. Севен сидел в своём кабинете настолько тихо, что его как будто и вовсе не было, так что я ощутила блаженное чувство «один дома» :D Повалялась в ванне, сделала педикюр, посмотрела «Игру престолов», поужинала в одиночестве… (потому что на вопрос через дверь Севен промычал, что не голоден). Когда наконец решила поработать, уютно устроившись с ноутбуком под Её мольбертом, в комнату неожиданно постучали.
- Милая, набери мне, пожалуйста, ванну.
«Йохохо!!» - воспряла моя интуиция. Я знаю эти интонации, эти невинные просьбы… И – действительно, когда Севен с наслаждением вытянулся в ванне, он сообщил, что у него намечается свободный вечер и он собирается посвятить его совмещению приятного с полезным.
- И какая же часть будет полезной? – спросила я, блуждая под водой пальцами по приятному.
- Разговор по поводу медицинской безопасности. Об инструкциях к лекарствам, - его рука, нежно перебиравшая мои волосы, собрала их в тугой болезненный узел.
Здесь нужна небольшая предыстория. В прошлом месяце я приняла аналог обычного средства от мигрени (не читая инструкцию), превысила дозу (сама того не зная), и мне было по-настоящему плохо с сердцем.
- Я не буду тебя наказывать, да и мы решили этого больше не делать. Я собираюсь доставить тебе удовольствие, но прошу тебя подумать в процессе о том, насколько важно быть осторожной и внимательной. И к чему может привести беспечность или умолчание, - продолжил Севен, уже выбравшийся из ванны и примеряющийся верёвками к моим запястьям. Не прекращая вдохновенную речь об аллергиях, смертельных сочетаниях и других медицинских ужасах, он крепко зафиксировал мои руки и сейчас сокращал узлами длину верёвки. Я поняла, к чему всё идёт, - у нас в спальне есть достаточно невинный (но очень крепкий) крюк, на котором в обычное время висит наш семейный портрет… и сейчас его на месте не оказалось. Севен забросил на него фиксирующий узел, и мои руки оказались очень сильно вытянуты вверх. Ещё немного давления, неправильное расстояние от стены – и суставы дадут о себе знать. Я прислонилась лбом к мягко-шершавой шкурке обоев и стала прислушиваться к ощущениям. Они были, как ни странно, довольно медицинскими. То есть – нормальный такой семейный вечер, у соседей снизу даже какая-то классика играет. Севен начал меня раздевать, медленно и с чувством стягивая шортики. Ни страха, ни возбуждения по-прежнему не было – только приятно-спокойное чувство возвращения домой.
Однако когда он взял в руки наш оранжевый ремень (который мы держим специально для этого), мне пришлось закусить губу и серьёзно подумать о балансе. Дёргаться в сторону не было возможности, приходилось, вытянувшись в струнку, сильно прижиматься к стене и вставать на цыпочки, чтобы дать некоторую свободу рукам. Это было почти соревнование, и настроение повышалось с каждой минутой.
- Возьму-ка я стек, - задумчиво сказал Севен, - оживлю процесс.
Процесс оживился – дальше некуда. Оооохохо, как же больно получать стеком по рёбрам, бедренным косточкам и лодыжкам ;( При том, что тело по-прежнему натянуто, и схема порождает боль непрерывно – удар-натяжение-возвращение на позицию уставшими пальцами ног-удар-натяжение… В этот момент начался нормальный физиологический страх, - но я ощущала его спокойно, очень комфортным и привычным состоянием. А ещё Севен решил поэкспериментировать и несколько раз прошёлся стеком по моим побелевшим рукам. Странно, но позвоночник отозвался волной настоящего, острого, физического удовольствия.
- Кажется, я действительно мазохистка, представляешь, - я старалась выговаривать слова отчётливо.
- Иногда, милая. Реже, чем ты сама думаешь, - ответил Севен, прицеливаясь ровно по сладкой ложбинке под самой ягодицей. И почти мгновенно боль от удара сменилась новой волной – он вошёл в меня, без предупреждения, без предварительных приготовлений, - и я была готова настолько, что всё движение заняло не больше двух секунд. При этом возникли сложности – руки. Севен жёстко держал меня за бёдра, прогибая вниз и навстречу своим движениям – соответственно, плечи начали выкручиваться – но это было не более чем приправой, дополнительной лаской, усиливало ощущения.
Он прерывался несколько раз, выходил из меня и осыпал жестокими, сильными ударами – и я начала терять нить ощущений, контроль ушёл почти окончательно. Видя, что я начинаю провисать, он подошёл вплотную, и поддерживая моё тело своим, осторожно снял меня с крюка и освободил от верёвок. Мягко опустились вдвоём на кровать, - всё так же – я оказалась у него на коленях. Массируя мои запястья, он спросил, готова ли я продолжить – и естественно, получил абсолютное согласие.
Секса было много – разного, яростного, - когда голова становится пустой, в затылке ощущается жар и отключаются не мысли – вообще восприятие. После второго оргазма Севен крайне властным голосом бросил мне:
- Ляг на спину. Согни ноги. Раздвинь их.
И снова - стек, по клитору, по внутренней стороне бёдер. Меня трясло, как в тот наш неудачный раз, но сейчас это воспринималось проще, естественней. И на эту боль - сверху - спустя вечность - его поцелуи, его нечеловечески умелый язык. Севен делает куннилингус лучше ВСЕХ, кого я знала, включая женщин. Вот ЭТО настоящая пытка, потому что я не могу его вынести, превращаюсь в животное, разлагаюсь на атомы. Даже голос становится хриплым, неестественным, когда я кричу - не кричать невозможно!
Мой финальный оргазм оказался настолько сильным, что после него началась нечеловеческая тошнота. Я боялась двинуться, застыв в вертикальном положении на подушках, а Севен приносил мне холодную воду с лимоном и был готов в любой момент транспортировать в ванную – самостоятельно идти я не могла. Потом мы лежали рядом, обсуждая всё на свете – не помню уже точно, о чём говорили.
- Кто-то начинает оживать, как я посмотрю, - сказал Севен, и его пальцы быстро и чётко оказываются между моих ягодиц.
- Угу, - я дотянулась до смазки и перевернулась на живот, - расскажи мне какую-нибудь непристойную историю из своей жизни. Про анальный секс.
И мы занялись этим самым. Причём он действительно рассказывал, неторопливо двигаясь во мне, я эмоционально комментировала, и наш тон был весьма и весьма светским. Пока не начало сбиваться дыхание у обоих :D К сожалению, предыдущий оргазм создал определённые проблемы и измотал меня очень сильно, поэтому в этот раз я просто дождалась финала Севена. Но я и не ждала никаких фейерверков – просто близкое, тёплое, нежное ощущение, его борода на моей шее и голос, вибрирующий, демонически-соблазнительный – у самого уха.
Как ни странно, после того, как мы оба пришли в себя, решили сходить в кино на последний сеанс – на «Первого мстителя», оценить, что новенького в мире 3D. И мы, наверное, были единственными в ночном кинотеатре, кто не тискался, предвкушая предстоящий секс. Просто расслабленно держались за руки, перебрасывались обрывками фраз и кормили друг друга какой-то малосъедобной ерундой из ведёрка.
- Ужасно люблю, - сказали мы почти одновременно, прижимаясь друг к другу дома в тёплой постели.

@музыка: Jonny Hates Jazz – The road not taken

@темы: domestic discipline, секс, экшен