05:04 

Вот уж не было печали.
Мы жёстко схлестнулись с Верхним, с моим Севеном, который всегда был за меня горой и всегда спускал мне с рук, на самом деле, почти всё.
Причина – невероятная. Непостижимая. Моя семья (по маминой линии).
Дело в том, что там нестабильная ситуация. Мама крайне эмоциональная женщина, семья религиозная, сектантская и прочее. Севен не очень их одобрял – особенно в связи с тем, как меня воспитывали – но в целом всегда помогал и поддерживал.
Сейчас – если опустить подробности – ситуация стала ещё нестабильнее (дети-подростки, так бывает). И он не разрешает мне ехать к ним. Вернее, формально разрешает… Но на деле, если я попробую купить железнодорожный билет в ближайшие четыре недели, его реакция непредсказуема. С его возможностями (и изобретательским мозгом) может случиться что угодно.
Объяснение было бурным до неприличия. Если бы дома не было нашей женщины, думаю, меня перегнули бы через гладильную доску и разговор закончился бы очень быстро. Но ему пришлось действовать словами. И слова делали ещё больнее.
Я не знаю, что с ним происходит. Его аргументы звучат поначалу вменяемо: он беспокоится за меня; я возвращаюсь из таких поездок больная, разбитая и психически нестабильная; один из маминых детей подозревается в попытке совершить суицид, и, если я влезу в ситуацию и не дай бог, попытка повторится, семья может обвинить меня и порвать со мной.
Мои аргументы нелогичны, но я знаю свою семью куда больше, чем он – с моих слов. Я знаю и чувствую, что есть смысл туда ехать, что главное – моя собственная психическая стабильность. Что бы мама не делала, моя спокойная реакция способна стабилизировать общую ситуацию. Севен выбивает меня из спокойствия. Он доводит меня до истерики, буквальной, физической – и перемалывает мой мозг медленными тяжёлыми жерновами.
Я сказала всё, что он хотел услышать. Согласилась, что да – он ничего не запрещает, я сама понимаю, что он прав, конечно, и никуда не поеду. Была мысль попросить Эйта прикрыть меня и типа «съездить» с ним куда-нибудь на пару дней, но есть очень серьёзная опасность спалиться – и тогда последствия будут недетскими.
Может быть, Севен прав. Он мегамозг, без сомнения. Но в любом случае – в чём я не хочу его власти, так это в моих отношениях с семьёй. В остальном он демократичен до безобразия, а в этом настоящий деспот. Причём желающий, чтобы его таковым не считали.
Конечно, сейчас я расстроена и не могу мыслить беспристрастно. Но вспоминаю другой случай: когда мой вполне благополучный папа за стаканом виски серьёзно предлагал мне реальное сотрудничество, которое предполагало немного большую свободу от моего мужчины – Севен устроил точно такую же истерику по скайпу, промывая мне мозг целый день и отменив все встречи. Потом, когда я вернулась на Дальний Восток, мне влетело по первое число. Физически. Очень больно. И чувство вины перед этим взращивалось умело и тщательно.
В общем, сейчас он ходит вокруг, пытается рассказывать милые смешные истории, гладит меня, прикасается (чего обычно не делает, - по крайней мере, не в таких объёмах). А в районе затылка дребезжит тревожный звоночек. «Не враг ли ты мне? Ты мне точно не враг?»…
И я не знаю ответа.

@темы: шиздец, грустьпечаль, важно

URL
   

Alchemy_balance

главная