1 сентября 2014, 0:01

- Этим действием ты заявляешь, что тебе мало быть человеком, и ты хочешь быть кем-то другим... Ты хочешь умереть?
- Нет, - ответил Татарский и искренне прижал руку к груди.
- А кем ты хочешь быть?
- Не знаю, - сокрушенно сказал Татарский.


Если не трогать тяжелое детство Диккенса, еще один несчастный писатель - Гарсиа Лорка. Товарищ просто решил съездить к родителям за зимней одеждой. Тупо за курточками и свитерами. Там его взяли как партизана (или левого, или еще какой-то нежелательный политический элемент) и расстреляли. Сальвадор Дали, конечно, рисовал после этого черные картины и надевал черные рубашки, но думаю, Лорки это уже не касалось.
В общем-то, я сегодня тоже "съездила за курточкой".
Это была очень крутая идея, что-то вроде Правильно Отпраздновать Первое Сентября. Знаете, в школьной юбочке, белой блузочке и с рюкзачком заявиться в гости, а там чтобы тебя мгновенно загнули буквально с порога, ну и все остальные радости жизни. И вот все было хорошо. Вернее, правильно. Но когда я поехала домой...
Ночная дорога была очень спокойной. В метро многолюдно, много Теток, рядом с которыми никакая, знаете ли, мистика не лезет в голову. Но на пути между метро и домом... Тоже, в принципе, полном детских площадок и прочих клумб... Меня просто накрыло. Первое, что я ощутила во всей полноте - абсолютное "Я", отделенное от мира. Вернее, находящееся в диалоге с миром. То есть вот оно я, а все остальное со мной говорит. И меня не касается. Настолько ясное было чувство, что диалог, к сожалению, начался.
Все как у Пелевина, твою мать. Только без веществ.
Чего, мол, ты хочешь, поинтересовалось оно.
И я вдруг поняла, что это не баловство девочковое. Что нужно не смолоть чушь. Быстро перебрала в голове варианты, и убоялась конкретики. Все мы знаем, как исполняются названные вслух желания. И я назвала такое, которое хорошо всегда. Просто в любом варианте.
А после этого исчезли предпоследние защитные барьеры. Серьезно, я ощутила - так же реально, как то, что на мне, допустим, кожаная куртка - что я ношу в себе собственную смерть. ИЛИ что сегодня была с ней рядом и сумела договориться. Что она ОЧЕНЬ близко.
Однако пока, мол, я могу быть. И сбываться, если получится.
Но оптимизма, ребята, в этом не было.
Один сплошной диалог в разреженной пустоте.
Только я - и оно было... не совсем мое, потому что над той частью, что называется "я", было Другое Я. Которому мои мелкие бытовые радости и печали мало понятны. Однако его интересуют другие части моей жизни, которым я как раз уделяю немного внимания. Хотя должна бы больше.
Черт возьми. Забралась под одеяло, накрылась им с головой и обнимаю котов.
Съездила за курточкой. Получите ваш гребаный смысл жизни. И распишитесь кровью. Вот тут, где галочка.

@темы: важно, за гранью, шиздец